Избушка Kiowa

В.К.Арсеньев. В горах Сихотэ-Алиня

Вчера на лекции слушатель Максим задал мне вопрос, который был, с одной стороны, ожидаем; а с другой — в общем-то, требовал пояснения, как не очень понятный городскому человеку.

В книге экспедиция, минимум, дважды, испытывала сильную нужду, да и вообще, сетования на нехватку продовольствия у Арсеньева нет-нет, да проскальзывают.

Максим резонно сказал, что и сам Арсеньев был хорошим охотником; и стрелки его команды тоже охоту, как минимум, любили (умели не все, об этом там тоже рассказано).

При всём том Приморский край и по Арсеньеву, и вообще, в том числе, по моим словам, получается Эльдорадо дичи.

И да, действительно, Приморский край — территория с самыми большими плотностями зверя в России. Ну, с одними из наибольших, на Кавказе, думаю, столько же.

Но тут вступает в силу одна закавыка.

Экспедиция — она для работы, а не для охоты. Арсеньев всё время занят — то топографической съёмкой, то опросами местного населения, то описаниями, то раскопками какими-нибудь. Стрелки-казаки — тащат на нартах груз. Ну или везут на лодках, или несут его на плечах — неважно.

И, в общем-то, охота происходит или совсем попутно, на халяву — идут, и вдруг косуля выскочила метрах в ста — что бывает нечасто, потому что люди идут с шумом, разговаривают.

Непуганых зверей там нет — местность довольно сильно населена, везде живут орочи, гольды, китайцы, корейцы — которые охотятся. В общем, шуганая там дичь-то.

По теме

Или надо специально охотиться, терять на охоту день полевых работ. А звери там не мамонты. Самая распространённая дичь в Приморье как тогда, так и по сей день — косуля (у Арсеньева «коза»- жаргонное название); и мелкий кабан. Кабан крупный — он, опять же, осторожный. Как и крупный изюбрь.

Его добудешь далеко не сразу, и не стоит трудозатраты такой охоты потерянных на неё дней. Работа стоит, повторяю. В косуле той мяса, хорошо, если килограммов 10. И что такое эти 10 кг на десяток здоровенных мужиков на свежем воздухе, занятых тяжёлой физической работой? Пустяк и тьфу… Через день надо ещё косулю добывать. А лучше две. Ещё лучше три.

В общем, построить устойчивую трофику только базируясь на охоту — сложно.

Потом, зверёк, он такой… Как бы сказать — иногда непредсказуемый. Никогда не забуду, как собирались мы лететь на летние экспедиционные работы в район оз. Эльгыгытгын, где в середине лета проходила массовая миграция дикого северного оленя. Которую я там лично изучал три года до этого. Шоб вы понимали — картинка была как в Серенгети. Олени в километре, олени в трехстах метрах… А, вот олень на семьдесят метров подошёл — его берём, тащить недалеко.

И во время сборов я, тогда молодой человек, с апломбом говорю — а ну его, берём тушёнку только свиную! У летнего оленя мясо сухое!

И начальник экседиции, Василий Феофанович Белый, мне говорит. Берём всю! И говяжью, и свиную! И с полуторным запасом!

И что вы думаете? Прав был Василий Феофанович, а не я. Оленей в тот сезон мы там так не увидели.

Правда, на озеро пришёл из ближайшего, за 80 км, одинокий лось.

Но это уже совсем другая история.

16

По материалам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»