Нарезное оружие

О мелком калибре замолвите слово

С древнейших времен оружие служит человеку. И поэтому, очевидно, к каждому — будь то рядовая модель или коллекционный образец — его владелец относится с уважением и душевным волнением. Жан Бертон. Охотничье оружие мира.

ФОТО СЕРГЕЯ ЗАЦЕПИНА

Последнее время чиновники от охоты все чаще и очень усердно пытаются ограничить использование охотничьего оружия на охоте и научить даже бывалых охотников, кто охотился еще во времена СССР, тому, как, с каким оружием и на какой вид дичи надо охотиться.

Дескать, с этим оружием ходите только туда и только так, а с этим туда и тогда не ходите: запрещено!

Вопрос: а кто-то изучал серьезно, что́ и на каком основании можно, а что нельзя? Кто-то проводил какие-либо экспертизы, статистические исследования?

Порой поражает бездумная и безапелляционная риторика тех, кто вводит эти запреты. Но сейчас я хотел бы обсудить более узкую тему: использование на охоте винтовок калибра 5,6 мм и ему подобных.

Большинство охотников, проживающих в Сибири, начинали охотиться в детстве. Оружие висело тогда в домах на стене, а патроны свободно лежали в ящичке рядом. Никто не требовал сейфов. Дети со взрослыми ходили по ягоды, грибы, ловили рыбу, видели и изучали следы различных животных и места обитания промысловых птиц.

Так их приучали познавать и любить природу и ненавязчиво вводили в страну охоты. Кроме дробовика, в домах промысловиков зачастую была тозовка. В былые времена ее покупали без каких-либо документов, в обычном сельмаге, и стоила она всего 25 советских стабильных рублей, что не было большим бременем для семьи.

К двенадцати годам ребята уже могли хорошо стрелять и добывать рябчиков, уток, глухарей и косачей. Так было в советскиевремена.

 

Отечественные малокалиберные винтовки: вверху Basic (один из вариантов «Соболя»)
с биатлонным затвором, внизу СМ-2КО — с болтовым. Фото:Александр Кудряшов

Следует отметить, что в СССР обращаться с мелкокалиберкой учили в школах на уроках НВП (начальная военная подготовка). А в 70-х годах двадцатого столетия старшеклассников водили на стрельбы в городские тиры, где они, несовершеннолетние дети, учились мастерству кучной стрельбы на дистанции 50 метров из ТОЗ 8.

У нас в городском парке был такой тир, а в городе с населением 300 тысяч человек их было аж три, причем один из них в нашем политехническом институте, где часто проводились соревнования среди школьников.

 

Глубокий конус защищает канал ствола от ударов и других повреждений. Фото: Дмитрий Встовский

И никаких несчастных случаев, не говоря уже об убийствах. Автор этих строк также получил очень хорошую школу стрельбы от преподавателя НВП. Знания были настолько объемными и хорошо закрепленными практикой, что многие инструкторы в тире, когда я пристреливаю свои карабины, спрашивают меня: «А кто и где научил Вас так хорошо стрелять?»

СОБОЛЬ

Из небольшого семейства мелкашек сейчас большой популярностью среди охотников пользуется карабин «Соболь» калибра 5,6 мм, имеющий продольно-скользящий затвор, который называют биатлонным.

Подкупает не только биатлонный затвор, но и наличие нескольких магазинов, которые крепятся в прикладе. Прекрасное оружие как для тренировки и обучения подрастающего поколения охотников, так и для практической охоты.

Преимуществами «Соболя» также являются высокая стабильность и кучность боя. Практически отсутствует отдача. Очень добычливое ружье, но, подчеркну особо, в умелых руках. Вообще, исходя из личного опыта, хотел бы отметить, что мелкашки — это оружие профессионалов, причем грамотных, обладающих высокой культурой охоты. Что же входит в это понятие?

Прежде всего ответственность за выстрел. Сам патрон довольно маленький, и, чтобы поразить птицу или животное, необходимо точно стрелять только в убойное место, чтобы избежать подранков. Принцип «Не уверен — не стреляй» должен быть девизом того, кто взял в руки это оружие.

Пуля легкая, и любая ветка или даже мощный стебель травы может отклонить ее траекторию, поэтому безопасность при обращении с этим оружием в приоритете, также как и бережное отношение к дичи.

На кого и как можно охотиться с мелкашкой? Сегодня на «Соболь» ставят оптический прицел — и можно стрелять зайца из засидки зимой. Оптический прицел позволяет четко видеть цель.

 

Фото:Александр Кудряшов

Бывают ли подранки? Еще раз подчеркну: когда прививают культуру охоты, аккуратность (точность) стрельбы, тогда все становится на свои места. Пушнину стреляют только в голову. Попал — хорошо, зверя добыл. Промахнулся? Зато не сделал подранка. Глухаря, например, стреляют в то место, где прослеживается белое пятнышко на крыле, в сочленение суставов крыла.

Кого из более крупных зверей можно добывать с мелкашкой? В центре России некоторые охотники с большим удовольствием и интересом охотятся с мелкашкой на бобра.

У нас сейчас забыли, что промысловики при заготовке пушнины охотились в основном с мелкашкой, дабы не портить шкуру зверя. Я и сегодня охочусь на бобра с «Соболем». И ни один еще не ушел.

Стреляю только в голову и только на открытом пространстве, будь то вода или суша. Расстояния при этом небольшие — от 5 до 15 метров. Так что шанс сделать меткий выстрел равен 100 %. Все в наших руках и… глазах.

 

Для животных более 50 кг весом мелкашка явно слабовата. Фото: Дмитрий Встовский

Вспоминается случай, когда я добыл бобра весом 18 кг с расстояния 50 метров (специально потом промерил дальномером) всего одним выстрелом из «Соболя». Кто-то не верит. Но это их дело.

Важно! Я всегда анализирую свои выстрелы. Обязательно нахожу место попадания пули и ее действие. Смотрю, как сработала пуля, когда могу ее достать. Это здорово помогает сделать правильные выводы и обобщить опыт охоты с таким оружием.

Что можно сказать в защиту права охотников на охоту с таким оружием?

Прежде всего надо помнить одну очень важную вещь, пришедшую к нам из боевой практики: стреляет оружие, а убивает (в нашем случае добывает) человек. Нельзя огульно обвинять всех охотников в неэтичном поведении, нарушении правил охоты и т.д.

А если эти правила ничем не обоснованы и игнорируют очевидные вещи и охотничий опыт как в СССР и России, так и зарубежный? Если есть опыт применения мелкашек в других странах? Если они не устраивают охотника по многим причинам? Это моя позиция, и я ее не скрываю. И меня в этом вопросе поддерживают многие из моих знакомых охотников.

 

Малокалиберные винтовки чаще всего имеют только один боевой упор. Фото: Дмитрий Встовский

Из «Соболя» довольно добычлива может быть охота на зайцев и лисиц зимой из засидки. Мне очень нравятся эти охоты и сопутствующее ей общение с природой, наблюдение за поведением птиц и зверей в естественной среде. Я не пользуюсь никакими техническими приборами, кроме обычного оптического прицела. На снегу в простую оптику очень хорошо виден любой зверь.

Главное на такой охоте — правильный выбор места с учетом ветровой обстановки и, конечно, правильный камуфляж. Ночью зверь очень чутко реагирует на малейшее движение. Обычно я делаю небольшой окоп в снегу, чтобы, когда я сижу на стуле, на поверхности оставались видны только голова и плечи. Это хорошо работает.

Всем обладателям мелкокалиберных охотничьих винтовок хочу высказать несколько важных и добрых пожеланий. Будьте внимательны, осторожны и в высшей степени ответственны за свой выстрел! Всегда придерживайтесь принципа, озвученного мною в этой статье: не уверен — не стреляй! Помните, мы можем совершать ошибки, на которые чиновники от охоты будут потом ссылаться, чтобы в очередной раз ограничить наши права на охоту.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕКОТОРЫХ МЕЛКОКАЛИБЕРНЫХ ВИНТОВОК НА ОХОТЕ

Из своего охотничьего опыта хотелось бы поделиться мыслями по применению мелкокалиберного оружия на охотах.

И начать хотелось бы со следующего. Для добычи животного, изъятия объекта животного мира из его естественной среды, как сейчас модно говорить, государство выдает разрешение. И почему вдруг чиновников волнует, каким образом будет добыт зверь или птица?

На бобра можно и капканы ставить, и добывать их путем отстрела. По крайней мере, никакого запрета в новых правилах охоты нет. В тех же капканах случаются и «проловы», когда зверь уходит. А кто изучал вопрос, как он уходит? Может, из-за выхода из капкана он потом дойдет? Не расценивать ли это как нарушение правил охоты?

 

На «Ижмаше» на мелкашки ставили очень массивные стволы, что хорошо сказывалось на кучности оружия. Фото: Дмитрий Встовский

У нас часто единичные случаи пытаются выдать за системность. Исходя из такой логики, нужно запрещать и загонные охоты, на которых погибает больше всего охотников. Ну, об этом пока еще не додумались.

Могу предоставить аналитику применения калибра .22 Hornet на наших охотах. Это оружие еще более универсальное и серьезное. Мой главный принцип на всех охотах с любым оружием (и на мелкую дичь, и на горных копытных) заключается в том, чтобы подойти как можно ближе к объекту охоты.

Не люблю испытывать судьбу и зависеть от направления и силы ветра или от каких-либо других факторов. Я охотник одного выстрела. А чтобы сделать такой выстрел, не причинять животному страданий, необходимо подойти к нему как можно ближе, или же дождаться его в засидке.

 

К малокалиберным относятся не только патроны бокового воспламенения, есть также мощные варианты. Фото: Дмитрий Встовский

Энергия пули патрона .22 Hornet достаточно высока для поражения не только птиц, мелкого зверя, но даже некрупного кабана, сеголетка оленя, косули. Это был первый в мире серийный патрон со столь высокой начальной скоростью малокалиберной пули — 820 м/сек и дульной энергией около 1000 Дж. Последнее время много охочусь на зайцев и лисиц с карабином CZ 527 в калибре .22 Hornet.

Патрон .22 Hornet был одним из первых патронов центрального боя 22-го калибра. Снаряжается он пулями массой 2,9 (VM), 2,9 (HP), 3,0 (HP, SP) граммов, с начальной скоростью и дульной энергией соответственно 740, 807, 820 м/с и 794, 723, 1009 Дж. Я стреляю патронами Sellier Bellot с весом пули SP 2,9 грамма и с энергией 741 Дж.

«Шершень» помог мне добывать лисиц, зайцев, бобров. Из-за трудности в получении разрешений на отстрел глухаря, тетерева я охотился на них мало, но абсолютно уверен, что в некоторых случаях именно такое оружие поможет охотнику не упустить свой шанс.

Есть много примеров применения калибра 5,6 мм иностранными охотниками по птице. Почему-то у них там это допускается уже давно, а у нас только задумались. Прекрасно работает «Шершень» по бобру, небольшому кабану.

 

Фото: Дмитрий Встовский

Заслуживает внимания и калибр .22 WMR с весом пули 1,9 и 3,2 г. При этом энергия боеприпаса составляет 437 и 410 Дж со скоростью пули 670 и 500 м/с соответственно. Но с ним я бы не решился охотиться на зверя крупнее бобра, зайца или лисицы.

По остальным калибрам из этой серии не могу ничего сказать за неимением фактических данных их применения и действия пули. Но, по отзывам владельцев и других охотников, калибры 222, 223, 243 обладают, на мой взгляд, слишком большой энергией и порой просто рвут трофей. Вопрос, надо ли это охотнику, он должен решать сам.

По материалам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»